anna_frid: (Default)
Чтение посредственной книжки Гладуэлла помогло мне сформулировать некие тезисы. Хоть тоже книжку пиши, хе-хе - правда, не уверена, что во мне есть специальный талант расписать столь тривиальные вещи, известные каждой еврейской мамаше, на двести-триста страниц.

Итак. Что нужно для жизненного успеха? Будем понимать под таковым успех "честный", не связанный с тем, что ты совершенно случайно пятьдесят лет назад ходил в одну секцию дзюдо с тем, с кем нужно, или с подобными лотерейными процессами.

тыц! Простыня, предупреждаю. )
Вот что я написала бы в книге на двести или пятьсот страниц, если бы мне пришло в голову тратить кучу времени на рассусоливание довольно очевидных вещей.
anna_frid: (Default)
До сих пор книга Гладуэлла была скорее неплохой. Ну, да, в его мире женщина не человек; ну, да, предыдущие две главы непонятно причем, а до того почтальонов обидели. Но в среднем он говорил дело - либо дребедень, но безобидную и вполне стимулирующую собственные мысли читателя по этому поводу.

И тут книга подошла к кульминации, и все изменилось! Пошла рафинированная пурга! Возможно, дело в том, что автор обсуждает, в частности, чьи-то успехи в изучении математики, а я в этом кое-что да понимаю. В отличие от уважаемого автора, судя по тому, какие выдающиеся он делает ошибки в арифметике и элементарной логике.

тыц! Опять моих комментов больше, чем пересказа )
anna_frid: (Default)
Шестая и седьмая главы книги вообще толком не связаны с ее темой! Это неспешный, подробный рассказ про то, как могут помешать вашему и чужому выживанию дурацкие культурные особенности. Ну, типа того, что в южном Кентукки положено было хвататься за ружжо в ответ на оскорбление – и это до сих пор ведет к вспышкам гнева даже у тех, кто оттуда давно уехал. А в Корее одна из наибольших в мире дистанций между начальником и подчиненным, та еще дедовщина, и поэтому второму пилоту было не по статусу указывать первому на ошибки. И самолеты падали только так. Когда с этим стали бороться (а поборолись успешно), первым делом приучили пилотов говорить между собой по-английски. Потому что в английском меньше уровней политесу, и проще выразить мысль на уровне “капитан, надо включить радар” - вместо витиеватого “в прошлый раз радар нам очень помог” (цитата подлинная, перед катастрофой).

Все это умеренно интересно, с кучей технических подробностей про разные авиакатастрофы – и совершенно никак не соотносится с темой книги! И опять, блин, исключительно про самцов и их дебильные статусные разборки. Видимо, это было подводкой к следующей главе, про то, что китайцы такие успешные, потому что рис трудоемкая сельскохозяйственная культура. Ожидаю кучи натяжек и постфактумных объяснений, но читать и писать буду не сейчас, а потом.

Кстати, нравы в южном Кентукки автор (с подачи другого автора, которого обильно цитирует) выводит из пастушеской культуры: пастухам не нужна особая кооперация, зато они конкурируют за стада и пастбища. Поэтому все горцы такие помешанные на чести в худшем смысле этого слова. Ну, блин, не то чтобы это было полной чушью – но диким упрощением уж точно. (Объясните мне Швейцарию, умники.)
anna_frid: (Default)
Я, несомненно, читаю эту книгу подробнее, чем она того заслуживает, но решила вот добавить еще пару ремарок к пятой главе, которая про нью-йоркских евреев.

тыц )
anna_frid: (Default)
Народ, у меня последнее время дебильное ощущение, когда я покупаю шампунь.

Они почти перестали делать просто шампунь, для нормальных волос!! Ну, почти.

И вот, блин, для сухих. Для очень сухих. Для жирных. Для ломких. Для утомленных (что это?!). Еще какие-то неведомые французские прилагательные в ассортименте. Что-то, конечно, отсекается сразу: например, мои волосы точно не кудрявые, не крашеные и, ввиду поправки на регион, не темные. Но блин!

Я хочу шампунь. Просто шампунь. Голову мыть. Увы, каждый день: этикет жесток. И волосы у меня - просто волосы. Если неделю не мыть, будут жирные. Если пересушить, будут сухие. А так нор-маль-ны-е. Как, подозреваю, и у абсолютного большинства народу.

Ну чего им еще надо, этим маркетологам? Что они думают? Что если меня убедить, что волосы у меня ломкие и "утомленные", я буду больше будут тратить денег на их фигню? Да хренушки вам. Продайте мне банку просто шампуня для просто волос, блин!
anna_frid: (Default)
Следующая пара глав Гладуэлла интересна прежде всего тем, о чем в них не говорится. То есть их имеющееся содержание почти полностью попадает в категорию "ничего особенного", а вот фигуры умолчания очень характерные.

глава 4, лучше быть богатым. Глава 5, и другие компоненты везения. Длинно, и моих рассуждений больше, чем пересказа. )
anna_frid: (Default)
Мы вчера со старшим говорили об актерах. Он сейчас смотрит много кино - и, не унаследовав родительской прозопагнозии, замечает в куче фильмов одни и те же лица в одних и тех же, по сути, ролях.

Выводы у нас получились интересные. Вроде как популярный голливудский актер - работа мечты, да? Миллионы о ней мечтают, по крайней мере.

Но возьмем почти любого популярного голливудского актера. Уилл Смит, например, играет всегда веселых, лопоухих и положительных. Когда его пригласили для разнообразия сыграть отрицательного, получился (по словам ребенка) изрядный отстой, потому что злодей вышел лопоухий, обаятельный и совершенно не убедительно злодейский.

И ведь это случай почти идеальной карьеры! Актер всеми любимый и уважаемый, один из самых высокооплачиваемых, раздвигающий границы и все такое. Более крутые мастера, которые тянут много разнообразных ролей и перевоплощаются в противоположные типажи, тоже есть - но их мало, и они проходят уже по категории великих. А если ты просто хороший крепкий профи, то тебе всегда будет мало. Не замечают, не снимают - плохо. Снимают, но не замечают во второстепенных ролях - этого мало. Снимают, замечают, дают хорошие, но однотипные роли - замечательно первое время, но потом тоже мало, потому что хочется чего-то нового. Дали роль другого амплуа - страшно не потянуть. Кажется, что все-таки потянул - а людям не понравилось, не заценили.

Почти у всех и всегда, если ты не гений всех времен и народов, который не лажает никогда, есть поводы для недовольства собой и своим положением, вот я о чем. Более того, кажется, статус крепкого профи вообще не возможен без этого недовольства, потому что кто успокаивается, тот не повышает квалификацию и отстает. И более того, гениям же наверняка тоже всегда есть, чего хотеть в профессиональном смысле.

Я - крепкий профи средней руки. Моя работа - работа мечты для кучи людей. А мне все мало, мало, мало. Видимо, это свойство характера, а не работы, вот я о чем. Мне всегда надо будет больше.

Или нет. Даже интересно! Так что я собираюсь жить дальше и это проверить.
anna_frid: (Default)
Я не особо читаю детективы. Реалистичный детектив угрюм и нелеп, с нереалистичных вообще спросу мало, а отвлеченных логических задачек мне и на работе хватает.

Но вот наблюдала в прямом эфире - как и полстраны - дело об исчезновении семьи Троадек, и должна вам сказать, что в жизни изредка случаются не просто детективы, а детективы самого что ни на есть трэшового жанра.

Значит, так. После 16 февраля перестала выходить на связь целая семья по фамилии Троадек: отец семейства Паскаль, мать семейства Брижитт и их двое взрослых детей Себастьян (21 год) и Шарлотт (18 лет). Он производил осветительные системы, она работала в налоговой службе, дети где-то там учились - но на работу никто из них не явился, и ничьи телефоны не отвечали. Через несколько дней сестра Брижитт подняла тревогу. Полиция вошла в дом: пусто, в холодильнике протухла еда, белье постирано (но не все развешено), в полу плохо замыты следы крови.

Минимум троих крови: матери, отца, сына. Много.

Машины на месте, кроме машины сына. Через несколько дней ее нашли в пятидесяти километрах, хорошо (но, как выяснилось, не идеально) отмытой. Еще в трехстах километрах нашли в лесу джинсы дочери с ее документами и старые школьные учебники отца - подписанные. Это явно наводило на мысль, что некто просто специально сбивал следствие с толку.

В общем, убийцу арестовали недели через две после начала расследования. Как вы думаете, кто это? По такой вводной, конечно, не догадаться.

тыц! Клад, зависть и прочая литературщина )
anna_frid: (Default)
Спускаемся на машине с гор по серпантину, снег, дрянная погода. На парковке-кармане видим: стоит BMW, рядом мужик голосует. Разворачиваемся, останавливаемся, потому что зимняя трасса все-таки, с ней не шутят.

А он, поганец, начинает песню на плохом французском: машина не едет. Что случилось? Бензин кончился. И чо? А вот денег нет, евро нет. Трясет кошельком с парой неведомых купюр, делает жалостное лицо. На вопрос, зачем ему прям тут деньги, если до заправки километров пять, не дает ответа. Антон в это время приглядывается и видит, что номера у бэхи румынские. Что само по себе не было поводом насторожиться: тут, например, куча врачей-румын работает.

Развернулись, уехали, будем знать, чо. Не, ну это ж надо: посреди леса стоять попрошайничать! На бэхе!
anna_frid: (Default)
Глава 3. Интеллект не совсем то

Подзаголовок - тыщ, тыщ. "От знания IQ одного мальчика вам будет мало проку, если вы имеете дело с целой группой умных мальчиков". Мальчиков! МАЛЬЧИКОВ!!! Оно, конечно, цитата из очередного ученого 60-х годов, но с учетом всего прочего текста я все больше зверею.

тыц )
anna_frid: (Default)
Географические названия из Франш-Конте выглядят особенно по-дурацки при попытке их фонетической записи. Название реки произносится, конечно, Ду, но пишется Doubs, а название другой реки, Лу - Loue, а замка Жу - Joux, и все это с точки зрения ассоциаций у местных совершенно разные вещи. В общем, водопад называется просто Перескок-на-Ду, и на него уже больше ста лет как плавают прогулочными корабликами.



Интересно, что на большой части рекламы этих самых корабликов есть изображение в одном кадре кораблика и водопада, что, конечно, полная ерунда. Кораблик останавливается выше по течению, чем водопад, до которого еще идти минут десять.



Летом кораблики, говорят, ходят каждый час, и туристов там море. Зимой было не удивлюсь если два рейса за все время: несколько недель вода была вообще подо льдом, но к концу февраля и началу каникул он растаял. Так что мы хорошо подгадали.

Лес там вокруг вот такой.



Неуютно, но красиво.

anna_frid: (Default)
Не знали о замке ровно ничего, просто ехали мимо, увидели достопримечательность на карте, заехали. Закрыто, не сезон. Холодно. Кроме нас вот еще одна машина сделала этот крюк, люди тоже вышли посмотреть.



А там, оказывается, среди прочих за считанные месяцы сгноили Туссена Лувертюра: к апрелю 1803 умер от пневмонии. Потом, конечно, мемориал поставили чуть ниже там.
anna_frid: (Default)
Класс рецептов на повседневный обед, готовится полчаса, характеризуется минимумом грязной посуды по результатам: кроме основной посудины, мыть придется только нож, разделочную доску и чеснокодавилку. Один из вариантов подсмотрен в англоязычном видео, промелькнувшем и сгинувшем в ленте фейсбучека, остальное - моя отсебятина.

Основные ингридиенты, без которых, имхо, никак, порций на шесть-восемь:
- пристойного качества лапша, например, спагетти или лингвини (трехсот грамм хватит)
- два-три помидора
- две-три дольки чеснока
- двести грамм сливок
- грамм триста мясного фарша, или куриного филе, или лосося, или, подозреваю, любого белкового продукта, лишь бы за полчаса тушения и варки был точно готов и не совсем переварен.
- растительное масло и соль, чисто для полноты списка.

Все остальное - в крайне широком диапазоне. Почти любые овощи условно средиземноморского ассортимента: ну вот капусту или свеклу не стала бы добавлять, а какие-нибудь там стебли сельдерея или сладкий перец отлично идут. К мясу или курице - лука. Можно туда же шампиньонов. Можно оливок. Чего дурацкие остатки в доме есть, то и кидайте. Можно еще привлечь туда же бульон, или бульонный кубик, или покупной кулинарный овощной соус. Можно кинуть тимьяна и лаврового листа, а можно и не кидать. Можно посыпать готовое сыром, а можно и не посыпать. Дело хозяйское.

Берется толстостенная посудина типа казана. Разогревается. Далее - растительное (условно оливковое) масло, (лук), белковый продукт (если это курица, то довольно мелкими кусками). Нарезанные помидоры, давленый чеснок, все остальные овощи-грибы-добавки по мере относительно мелкой нарезки. Все это тушится до момента, пока помидоры не превратятся в соус. Теперь очередь соли, пряностей, добавок для вкуса типа готового соуса или бульонного кубика. Сразу после них - сливки и кипяток (либо, конечно, бульон, если вам некуда девать бульона) в количестве на глазок, как раз чтобы лапша сварилась. Лапша, если она длинная, еретически ломается пополам, так и готовить, и есть удобнее.

Всё. Когда лапша сварилась, можно есть. Фотографировать лень, потому что как оно выглядит, по-моему, и так понятно: как лапша в соусе с кусочками вкусных вещей. Едят все.
anna_frid: (Default)
Мы тут на днях были в безансонском краеведческом музее, и меня очень позабавила экспозиция про еду в старые времена. Крестьяне из Франш-Конте в старые времена питались в основном картошкой, а хлеб пекли из чего придется - то из смеси пшеницы и ржи (вот какие они были бедные и несчастные), то из гречихи (ну совсем уж бедняцкий вариант), а то вообще из кукурузы с тыквой.

С картошкой и кукурузой точно смешно: точные даты поди найди, но вряд ли они появились в глуши раньше, чем двести с небольшим лет назад. А вот что с тыквой? Попыталась я разобраться - и, как ни странно, сходу не смогла.

С одной стороны, тыква обыкновенная, к которой относятся и кабачки, и патиссоны, приехала в Европу от ацтеков, и тоже наверняка далеко не сразу дошла до дальнего сельского региона. С другой стороны, какие-то дикорастущие тыквенные, с арбуза и дыни начиная, есть и в Азии, и в Африке. Может, что-то из них все-таки ели испокон веку, то есть хотя бы триста-четыреста лет назад? Или нет, не было такого?

Поди разбери, каша с этими тыквенными. Во французском для разных тыкв минимум десяток разных слов, и с ними полная путаница. Какое именно слово было написано в музее, я тупо не помню. Хочется разобраться, и не очень ясно, как.

Ну и просто чтобы не забывалось. В Западной Сибири кабачки и патиссоны вошли в употребление в конце XX века. В конце. Двадцатого. Века. На нашей памяти: я их видела с детства, а моя мама - еще нет.
anna_frid: (Default)
Введение Гладуэлл заканчивает фразой: "В этой книге я хочу сделать для понимания истоков успеха то же, что сделали (исследователи Розето) для понимания истоков здоровья".

Хм, а что они, собственно, сделали? Они выделили еще один фактор, влияющий на заболеваемость болезнями сердца: окружающее общество и положение в нем. Это плюс к уже известным на тот момент питанию, курению и физическим нагрузкам, и куче всего, доказанного позже. Достигнуто это было масштабным статистическим исследованием. Гладуэлл тут расскажет о своем исследовании сравнимого масштаба? Ну-ну.

Глава 1. Январские хоккеисты
тыц )
anna_frid: (Default)
Начинаю обещанный пересказ книги Малькольма Гладуэлла "Гении и аутсайдеры: почему одним все, а другим ничего?". Книгу мне подарила [livejournal.com profile] hiilda, спасибо ей за это.

Бодрый текст в американском стиле. С первого и второго взгляда основная мысль кажется следующей: успех - это незаурядно много работы плюс в большой степени тупо везение. Причем часть везения заключается, например, в наличии модели: что такое незаурядно много работать.

Спорить со этим трудно, но вот подбор иллюстрирующих баек периодически производит впечатление подгонки под ответ. Тема меня при этом весьма задевает, поэтому читаю медленно и с усилием, несмотря на, повторяю, бодрый легкий стиль. Кроме того, - у кого что болит, - бесит сидящее в авторе "человек равно мужчина", удивительное для книги 2008 года издания. Возможно, впрочем, отчасти это "заслуга" переводчика, который явно гнал много отсебятины: начать с того, что в оригинале книга называется Outliers: The Story of Success.

Ну, начнем.

введение, эффект Розето. )
anna_frid: (Default)
То, что я тут собираюсь написать, не нужно тем, кто живет в сухом климате - и банально для тех, кто живет во влажном. Так что считайте это чем-то истории про взрослого человека, который вдруг узнает, что изюм делается из винограда: вот как медленно до некоторых доходят тривиальные вещи.

И я, и Антон выросли в Сибири, то есть в климате, где периодически бывает нужен увлажнитель воздуха. На улице холодно и сухо, в квартире натоплено, жарко и очень сухо, коже и слизистым плохо. "Кладите мокрую простыню на батарею или купите увлажнитель" - всю дорогу стандартный врачебный совет.

И вот, значит, мы переезжаем в пригород Женевы. И совершенно не сразу осознаем, что тут проблемы противоположные.

Долина Женевского озера знаменита туманами и пасмурной зимней погодой: Антон утверждает, что где-то читал, что у римлян она по этой причине была местом ссылки. В начале зимы на улице прохладно и очень влажно, в доме градусов 18-20 и тоже влажно. Стены тонкие, построены, конечно, на пределе норм, причем устаревших, и охлаждаются только так. Квартира впридачу угловая. Под окнами и просто на стенах собирается конденсат, и плесень радостно жрет обои, запивая водичкой.

Стандартнейшая, в общем, для Западной Европы проблема, и вот вам доказательство. Видите, под окном. Это не запущенный случай: хороший дом, тщательное ведение хозяйства, но целиком и надолго эту дрянь и сейчас так просто не изведешь.



(Кстати, что это там в правом нижнем углу? Мышеловка? Печка? Первый раз заметила, ей-богу.)

Ну и вот, сначала мы не делали ничего, потом регулярно счищали плесень, а она нарастала снова, потом стало еще хуже, потому что переставили мебель и переселили детей в эти самые угловые комнаты. Потом мы стали делать ремонт - и увидели, как плесень нарастает заново на свежей краске, а это уже полное безобразие. Проветривать при этом особо не получается, по крайней мере, в самую нехорошую погоду: на улице холодно, в доме не жарко.

В общем, уже полтора месяца, как мы пользуемся осушителем воздуха, но вообще-то одновременно еще и стали следить за влажностью всеми другими возможными способами. Приняли по очереди душ? Пол и стены протереть, воду всю собрать, тряпку в стирку, в ванной поставить осушитель часа на два-три. Развесили белье после стирки? В ту же комнату осушитель часа на два-три. Что-нибудь кипело без крышки? Проветрить кухню, а потом туда осушитель на часок. В сутки он в результате работает часов пять.

Сначала напряжно, но легко превращается в рутину, и, кажется, эффективно. Конденсата на окнах больше практически нет, плесень на свежей краске не растет. На старой, конечно, поди разбери: вот отремонтируем за теплое время года - и следующей зимой проверим.

Счета за электричество это увеличивает на пару киловатт-час в сутки, то есть, по нашим ценам, на десятку в месяц по порядку величины. Отсутствие плесени определенно стоит этих денег, включая одноразовую покупку самого осушителя, который стоил порядка полутора сотен. Каждый день из осушителя выливается не меньше литра дистиллированной воды, и вся эта вода иначе была бы на окнах и под окнами.

С другой стороны, погода тоже стоит не худшая. Озеро уже охладилось и парит гораздо меньше, чем в начале зимы. Что было бы, если бы долго стояли фирменные туманы - поди разбери.

В общем, кажется, эффективно, но окончательный ответ можно будет дать через год. Вот отчистим всю старую плесень, все перекрасим, переживем без плесени следующую зиму - и я буду уверена, что ее, плесень, можно победить. А пока вердикт - "кажется, помогает".
anna_frid: (Default)
Можете так и записать: из художественных книг на французском я пока полностью прочла только одну, да и та комикс.

Зато какой комикс.



(Текст по-русски не существует, Эти две страницы мы с сестрой склепали на коленке, а что существует русское издание, я даже как-то и не знала. Написано на французском, еще точно есть по-немецки и по-английски, а вот насчет персидского уже не уверена.)

Беда с этой книгой в том, что при любом пересказе неизбежно получается, что она про Иран и про ужасы исламской революции глазами девочки. И надо признать, что это правда: это действительно книга про Иран, исламскую революцию и сопутствующие ужасы. Но одновременно - совсем не про то.

Это книга про взросление и трудные поиски себя. В суровых обстоятельствах, несомненно. Но прежде всего это роман взросления, причем очень хороший. Ужасы при этом поданы фоном, в большинстве случаев совершенно буднично и без той экзальтации и игры на нервах читателей, которых ждешь от заурядного романа. Потому что этот роман незаурядный.

Самая тяжелая часть - вообще не про Иран, не про репрессии и не про войну. Самая тяжелая часть - про чудовищно одинокую девочку-подростка, которую родители в 14 отослали учиться в Вену. В 18 она возвращается к родителям после тяжелейшего срыва.

persepolis2

(Я нарочно выбрала заурядный лист, потому что ценю именно отсутствие пафоса.)

То есть сюжет, собственно, сводится к тому, что рассказчица росла, росла, росла и выросла. А родители постарели, а мир изменился. По дороге - да, Иран. Вполне понятные любовь и боль. Немножко объяснений про незнакомые нам обстоятельства - с точки зрения ребенка, потом подростка, потом студентки, но не политолога. Не анализ, наблюдения. Из не худшей, добавим, точки: любящая образованная семья в достаточно высоком статусе.

В общем, совершенно заслуженный бестселлер, рекомендую всячески. Язык простой, картинки в тему.

Ну а теперь, под катом - часть для тех, кто либо читал, либо читать не собирается, в общем, с обсасыванием деталей.

тыц )
anna_frid: (Default)
Предположим, вы врач. Вариант - не врач, но пациент, или родственник пациента, или еще почему-нибудь видали в жизни, как выглядят больные, ну, скажем, хронической синей почесухой. Ключевое слово "хронической". Чем-нибудь таким, что можно долго не замечать, пока не свалишься.

И вот вы едете, предположим, в поезде, и наблюдаете попутчика. Или беседуете на родительском собрании с мамой одноклассника ребенка. Или еще почему-то видите, значит, абсолютно незнакомого человека... и его хроническую синюю почесуху. Причем явно в стадии, когда через пару месяцев или лет все станет совсем серьезно.

Вот что, спрашивается, делать?

Так вот просто отводить человека в сторонку и огорашивать словами "знаете, я врач, и вам надо провериться на синюю почесуху"? Дикая бестактность, особенно если вы таки не врач, а пациент или родственник. И в любом случае, и вы можете ошибаться, и с человеком там мало ли что.

Молчать? Это на грани неоказания помощи, которое если не уголовно наказуемо, то по крайней мере неэтично. Особенно если излечимость почесухи зависит от стадии, на которой она была диагностирована.

Вот что делать, спрашивается?

В реальном известном мне случае доктор, оказавшийся в этой ситуации, сказал начальнице пациента, чтобы она сказала жене пациента, чтобы она, жена, отправила его сдать анализы. И это было абсолютно правильным решением.

Вопрос для меня в данный момент, по счастью, теоретический - но периодически встает совершенно реальным образом.

Profile

anna_frid: (Default)
anna_frid

June 2017

S M T W T F S
    123
45678910
11 1213141516 17
18192021222324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 23rd, 2017 08:41 pm
Powered by Dreamwidth Studios